Занятия с нейропсихологом

Занятия с нейропсихологом

Детский нейропсихолог
нейропсихологическая диагностика,
коррекционная диагностика
Логопедический массаж

Логопедический массаж

Логопедическая техника,
нормализующая произносительную
сторону речи
Занятия с логопедом

Занятия с логопедом

Коррекционные занятия

с детским логопедом в Ростове-на-Дону

Занятия с дефектологом

Занятия с дефектологом

Коррекционные занятия
с дефектологом в Ростове-на-Дону
Психологическое консультирование

Психологическое консультирование

Занятия с детским и семейным
психологом помогут решить
проблемы, которые вас тревожат
Мозжечковая стимуляция

Мозжечковая стимуляция

Совершенствование функций мозжечка,
и структур мозга, отвечающих
за формирование речи и поведения

Новые исследования показали, что при аутизме мозгу человека очень сложно привыкнуть к «фоновым» стимулам, это и объясняет сенсорные перегрузки.

У некоторых аутичных детей мозг не может адаптироваться к повторяющимся прикосновениям и звукам. Даже спустя несколько минут их мозг продолжает воспринимать эти повторяющиеся стимулы как новые.

Такие сенсорные стимулы, как необычные на ощупь текстуры или звуки, у большинства людей активируют участки мозга, которые отвечают за обработку сенсорной информации. Когда стимул сохраняется, мозг просто приглушает реакцию на него. Данный процесс называют привыкание, как раз благодаря ему, большинство людей способно отключаться от фоновых, неважных ощущений. К примеру, люди не обращают внимание на шум кондиционера в комнате или на прикосновение к их коже шерстяного свитера. Такое свойство позволяет человеку сосредотачиваться на новой информации.

Одно из новых исследований показало, что у некоторых из аутичных детей не происходит привыкания. Это может стать объяснением, почему при аутизме могут встречаться необычные реакции на некоторые ощущения, к примеру, почему многие детки с аутизмом закрывают руками уши в шумной обстановке либо отказываются носить вещи с ярлычками, рассказывает Шуламит Грин (США), клинический профессор психиатрии, а также биоповеденческих наук Калифорнийского университета Лос-Анджелеса.

«Это словно мозг упорно продолжает анализировать каждый из подобных стимулов. Он уделяет этому слишком много внимания, что, в свою очередь, ведет к перегрузке, а также сильному истощению»- говорит Грин.

Учитывая полученные данные, можно предположить, что таким аутичным ребятишкам «терапия контактом» не поможет, когда специалист организует особенно постепенный контакт со стимулами, беспокоящими человека.

«Для этой категории детей мы должны отыскать другой подход к лечению, который не включает контакт», – сообщает Джона Шварц, профессор Калифорнийского университета Дэвиса, принимавшая участие в данном исследовании.

Грин с коллегами изучали мозговые реакции на сенсорные стимулы более чем у сорока детей с аутизмом, а также у двадцати семи детей типичного развития (возраст от 8-ми до 18-ти лет) со средним либо выше среднего интеллектуальным уровнем.

Родители деток заполняли 2 анкеты о сенсорных реакциях своих детей. По результатам опроса, дети, страдающие аутизмом чаще проявляли существенно большую сенсорную чувствительность, нежели дети из контрольной группы.

Ученые разделили аутичных детей на две разные группы, с учетом их результатов по опросу. В группу №1 вошли дети с завышенными реакциями на звуки и прикосновения, во вторую группу вошли дети без указанных особенностей. Далее исследователи сканировали мозг каждого из детей, в то время когда ребенок испытывал сенсорные стимулы, каждый из которых длился пятнадцать секунд: трение жесткой губкой по руке,  белый шум и одновременно оба стимула. Такую последовательность стимулов повторяли по шесть раз.

Специалисты наблюдали за активностью мозга в отделах, отвечающих за обработку тактильной и слуховой информации, а также и в миндалине – участке мозга, отвечающем за фильтрацию информации сенсорного типа.

Повышенную мозговую активность показали все дети в процессе первых двух последовательностей. У детей из контрольной группы и у детей аутичных, имеющих низкие сенсорные реакции, мозговая активность сокращалась во время 3-ей и 4-ой последовательности и далее оставалась низкой. А вот мозговая активность аутичных детей, имеющих повышенную сенсорную чувствительность, высокой оставалась во время всех 6-ти последовательностей.

Далее исследователи провели с детьми еще 2 последовательности стимуляционного контакта. На этот раз текстура губки была другой и белый шум имел другую частоту.

Дети с типичным развитием показывали незначительное повышение мозговой активности при первом контакте с измененными стимулами, но не при втором. Это указывает на то, что мозг смог распознать стимулы как новые, но отфильтровал их все равно, так как они были схожи с предыдущими.

У аутичных детей, обладающих повышенной сенсорной чувствительностью, отмечалась повышенная мозговая активность при контакте со всеми стимулами, и это говорит о том, что их мозг к привыканию был неспособен. С другой же стороны, у остальных аутичных детей отсутствовала реакция на измененные стимулы. Вероятно, это означает, что мозг данных детей новые стимулы с трудом распознает, либо их мозг настолько подавляет реакцию на стимулы изначальные, что на появление новой информации он не реагирует.

Чтобы объяснить подобные закономерности в реакциях, исследователи проанализировали изменения в синхронной активности пары отделов мозга – орбитофрональной коры и миндалины. Их интересовала активность в указанных областях в процессе шести последовательностей изначальных стимулов.

У исследуемых с типичным развитием изменений не было – во время каждой последовательности данные области синхронно активировались. В отличие от этой группы, у аутичных детей с высокой чувствительностью во время трех первых последовательностей активировался лишь один участок мозга и другой деактивировался другой, и наоборот. Данный факт может указывать на то, что орбитофронтальная кора старается отключить миндалину, чтобы позволить мозгу привыкнуть к стимулам. Этот дисбаланс исчезал в процессе последних 3-х последовательностей стимулов, что может подсказать, почему не происходит привыкания у детей.

Анализ полученных данных показал изменения в синхронной активности, однако не указал на механизмы, объясняющие эти изменения, предупреждают ученые. По их словам, то, что орбитофронтальная кора может отключать миндалину – лишь одно из вероятных объяснений, но на данном этапе нет методов для анализа подобных деталей.

У прочих аутичных детей в начале повышалась активность в обоих областях мозга, после реакции становились противоположными – вероятно, это и был вариант избежать сенсорную перегрузку, считает Грин. Это подсказывает, что аутичные дети без высокой сенсорной чувствительности, обрабатывают сенсорную информацию иначе, нежели типичные дети.

«Их мозг вполне может больше уставать из-за обработки сенсорных стимулов, даже когда у них отсутствуют классические поведенческие проявления повышенной чувствительности», – сообщает Грин.

Профессор Вашингтонского университета Наталия Клейнганс, не участвовавшая в данном исследовании, считает, что исследователям, изучающим данный феномен, необходимо принимать во внимание также тревожность участников – ведь состояние тревожности способно снижать привыкание к разным стимулам.

Грин же сообщила, что ее коллеги также провели пока неопубликованное исследование, показавшее такие же результаты и при контроле тревожности. В настоящее время они исследуют возрастные особенности по привыканию среди более крупной группы детей.